Чопан ит – Туркменские волкодавы

Чопан ит – Туркменские волкодавы - туркменский алабай, среднеазиат, волкодав, чапан ит Туркменские алабаилегендарные псы, про них говорят: «Алабай не встает - он воздвигается на пути врага, он не бежит - он мчит, он не кусает - он разит». За плечами этих собак 4 тысячелетия непрерывной борьбы за выживание, формировавших породу. Им выпала нелегкая доля – суровый безводный край, тяжелые испытания и извечный враг – волк. Но, благодаря этому, сегодня мы имеем замечательных, совершенных животных, носящих множество имен: туркменский алабай, среднеазиат, волкодав, чапан ит.

С незапамятных времен нынешнюю территорию Туркменистана населяли племена кочевников. Земледелием они не занимались, по причине непригодности земли (80% пустыня Каракум), основным занятие было перегонное скотоводство, и связанные с этим ремесла.

Много опасностей таила в себе степь, человеку нужна была помощь, так рядом с ним оказалась собака, которая стала первым помощником пастуха.

Пролетели тысячелетия, промелькнули века, много воды утекло, и хоть сегодня на дворе XXI век, занятие скотоводством в Туркменистане все так же популярно.
Ранней весной, когда появляется первая трава, чабаны отправляются с отарами на летние пастбища. Мало что изменилось в жизни пастухов - легкая разборная времянка, мобильный загон для скота, вот и весь нехитрый скарб. Как и раньше чабанский труд тяжел и опасен, поэтому и пользуется заслуженным уважением, а пастуший опыт передается из поколения в поколение. И также как и встарь рядом с чабанами неизменные спутники – чапан ит - алабаи.

Обычно на выпасы пастухи берут с собой одного кобеля, двух сук и несколько щенков пяти-шести месяцев, этого количества собак достаточно, чтобы защитить отару в 1000 голов. А работы у пастушьих собак хоть отбавляй, это и шакалы, и лисы, и волки и размножившиеся в последнее время гиены. Да и сородичи людей нередко промышляют воровством.

Туркмены, как никто, понимают толк в этих собаках. Приветствуются высокий рост, мощный костяк, красота, но более всего ценны чистокровность и рабочие качества животного, ведь именно практичность была основным мерилом у народа, чья история сформировалась в тяжелых условиях кочевой жизни. Одна красота – непозволительная роскошь для кочевников-скотовов. Мало кто знает, но даже за женщину, побывавшую замужем и оставшуюся вдовой, давали вдвойне больший калым, чем за юную девушку, еще не научившуюся вести хозяйство.

Алабаи порода собак, которая с древних времен сохранилась в своем первозданном виде, потому что на протяжении веков действовал жесткий естественный отбор, в результате которого выживали особи наиболее сильные и приспособленные, они же получали право на размножение, одержав победу над соплеменниками.
Человек, в свою очередь тоже вел селекционный отбор. Держать большое количество собак всегда было накладно, поэтому оставляли самых лучших: сильных, смелых, доказавших свои боевые качества и устойчивую психику. Лентяев, трусов и «пустобрехов» безжалостно уничтожали.

Возможно, это покажется жестоким, но в деле улучшения породы иначе нельзя. Тем более, что туркмены, по-своему заботятся о своих питомцах. Так, после появления на свет, щенкам прямо ножом обрезают уши и хвост, для того чтобы собака была менее уязвима в схватке, а если кровь долго не останавливается присыпают ранку пеплом из костра. Заболевшей собаке, так же ножом прижигают определенную точку над межглазием, считается, что эта процедура помогает мобилизовать силы для борьбы с болезнью. От глистов обычно дают кусок шкуры барана с шерстью, после столкновения псов с волками, частенько натирают им десны курдючным салом, чтобы не шатались зубы.

Вот и вся «ветеринария», но алабаи и сами умею о себе позаботиться. Они поедают особую, ведомую только им траву, которую находят в степи весной, раскапывают нужные корешки, лижут особые камни. Хотя хорошие гены псов и воспитание в «спартанских» условиях  - залог отменного здоровья, не дающий повода для беспокойства.

Туркменские волкодавы формируются во взрослую особь очень медленно. Только к трем годам пса можно считать взрослыми. Типичный «туркмен» не агрессивен к людям, а в присутствии хозяина вполне дружелюбен. Но все меняется с наступлением темноты и в отсутствии хозяина. Из тяжеловесного неповоротливого увальня собака превращается в бдительного сторожа, четко охраняющего свою территорию, при пересечении границы которой, вас остановит грозный рык, но нападения, скорее всего не последует, если вы прекратите свои действия.

Сегодня лучшее поголовье «волкодавов» сосредоточено в районах Кааха, Серахса, Теджена, Мары, Безмеина, много хороших особей в Ашхабаде, где ими занимается кинологический клуб «Таркмен ит». Люди в районах знают все о своих собаках, которые для них предмет особой гордости, и могут рассказывать о них часами.

Говоря об этой замечательной собаке, нельзя ни вспомнить о собачьих боях.

Раннее весеннее утро, на небе ни облачка, яркие солнечные лучи только начинают пригревать землю, легкий ветерок шевелит молодую зелень деревьев. Вокруг большой вытоптанной площадки на окраине поселка начинает собираться народ. Люди по-праздничному возбуждены, самые любопытные усаживаются в круг, оставляя в центре импровизированную арену, остальные уходят в тенек под деревья.

В центре арены в неподвижных позах друг против друга стоят два огромных косматых пса. Обрезанные уши, куцые хвосты, настороженный взгляд исподлобья. Не издавая ни звука, гиганты молча, оценивающе осматривают друг друга, потом начинают сходиться. Ни одного лишнего движения, ни угрожающих выпадов, ни оскала. Медленно и беззвучно открываются огромные пасти, стремительный бросок навстречу друг другу и собаки встают в «свечку», стараясь достать до горла соперника. Короткий миг, и они уже превратились в один пестрый клубок, вертящийся по площадке и взметающий клубы пыли. Псы действуют как заправские борцы – мастерски уходят от захватов, стараются повалить соперника на землю. Зрители замерли, с площадки доносится только тяжелое дыхание собак и звуки борьбы. Вдруг  одна из собак коротко скулит и тут же все стихает. Победитель мгновенно теряет к побежденому интерес. Клубок распадается, один из псов тяжело садится на землю, понурив голову, второй гордо отходит, не забыв поднять лапу на окраине круга.

Его хозяин совершает головоломный прыжок, прямо из положения сидя – ликование рвется из горла, его пес победил - он чемпион района! Судья засчитывает победу, из рук в руки переходят проигранные ставки. Все так шумно, совсем не так как у их подопечных. Ох уж эти люди!

«Собачьи бои» – у большинства любителей животных это словосочетание вызывает праведный гнев и исключительно негативную реакцию.

«Какая гадость, стравливать невинных животных с целью наживы!»  Конечно, все это было бы правильно в отношении любых других животных, но не алабаев. Нужно знать, что бои, у этих псов в крови. С человеком или без, эти собаки будут драться - такова их природа! Они просто не могут выяснять отношения иначе. Борьба за первенство, за территорию, за самку, любые конфликты эти гладиаторы привыкли разрешать боем.

Но природа мудра, дав собакам такой крутой нрав, она позаботилась и об их безопасности. Никто и никогда не обучает бойцовых псов осторожности, скорее наоборот, но если вы посмотрите, как они ведут себя на ринге, вы все поймете. Волкодавы очень четко понимают разницу между противником и врагом. Одно дело подраться с собратом, а потом вместе выходить против волка, другое - нажить себе смертельного врага внутри клана. Именно этим и обусловлен неписаный кодекс поведения собак.

И человеку пришлось смириться с этим кодексом установленных алабаями для себя, а в последствие и узаконить их для проведения боев.

Так, во время боя хозяева всегда находятся рядом с собакой, но подходит близко или прикасаться к дерущимся, строго запрещается, также запрещено кричать или подбадривать пса словами «убей», «порви» и т.д. Разрешенные команды: «работай», «чужой». Судья вправе в любой момент остановить бой, как и хозяин, если видит, что его пес заведомо слабей. Заставлять собаку продолжать сражение категорически запрещается.

Но людям, практически, не приходится вмешиваться в ход поединка, Туркменские алабаи и сами очень быстро выясняют отношения.

Волкодав никогда не будет продолжать бой с противником, который «сдался», а именно: закричал, показал «волчий оскал» (испугался), или просто стал уходить. Для собак это неписаное правило к прекращению боя, этому никто и никогда не учит, но пресловутый «естественный отбор» заложил эту систему в интеллект животного и она работает безотказно. Поэтому в боях алабаев практически не бывает серьезных травм и увечий. Ведь бои для них – это не основная функция, а способ урегулирования социально-иерархических отношений.

Туркмены тысячелетиями живущие бок о бок, с этими замечательными животными первыми заметили эти их особенности, поэтому собачьи бои в стране одна из самых любимых национальных традиций, имеющая под собой многовековые корни. С провозглашением независимости бои алабаев разрешены официально, их устраивают в дни государственных праздников, на свадьбах, другие торжественных мероприятиях.

Здесь нет убийств, нет жестокости и насилия, зато есть азарт, мужество, есть настоящие «мужчины» - сильные и молчаливые. Люди ждут этих игр с нетерпением, улучшают породу, тренируют собак, гордятся победителями.

Проигравших тоже, никто не списывает со счетов, это как у спортсменов, упорные тренировки рано или позно принесут желаемые результаты, собака станет чемпионом. А если и нет, то не беда, для чабана умеющий драться пес, все равно на вес золота!

С недавних пор идею проведения боев для волкодавов, как обязательные тестовые испытания, рассматривают кинологи и других стран СНГ. Некогда запрещенные они привели к деградации генофонда этих собак, которые перестали быть рабочими, потеряв свои основные функции: выпас, охрану и бои.

.