Обряды и ритуалы туркменской свадьбы

Обряды и ритуалы туркменской свадьбы. Национальные традиции Туркменистана Свадьбасамый значительный и долгожданный праздник для любой туркменской семьи. Однако сегодня традиционные свадебные обряды в городе из культа превратились в дань этикету, их соблюдение лишь схематично обозначено в канве свадебной церемонии. Наиболее ярко свадебный ритуал выполняется в сельской местности, но и там даже самые старые аксакалы уже не помнят всех деталей свадебного торжества.

Попробуем восстановить все свадебные церемонии.

Когда-то очень давно, браки в Туркмении заключались в очень раннем возрасте, старейшины рода подбирали пары задолго до их совершеннолетия, поэтому церемония сватовства, кактаковая, просто отсутствовала. На совете родственников, называвшемся «генеш той» обсуждались условия проведения церемонии и назначалась торжественная дата.

Обычно свадьбу стремились устроить в понедельник, считавшийся у туркмен удачным днем – «сэхетли гун». Глашатаи – «джарчы» оповещали о радостном событии весь аул и близлежащие окрестности.

На следующий день самая уважаемая женщина в селение приходила в дом к невесте, чтобы начать пошив свадебных одеяний и сбор необходимой в новой жизни утвари: ковров, одежды, предметов домашнего обихода.

Для кройки и шитья платья тоже выбирали «удачные» дни, ткань для свадебного наряда получали из дома жениха. Раскроем, по традиции, занималась уважаемая в селе женщина, многодетная мать. Оставшиеся после раскроя ласкуты забирали подруги невесты, на счастье.

Обряды и ритуалы туркменской свадьбы. Национальные традиции Туркменистана. Обычаи и традиции ТуркменистанаПлатье невесты, при всей своей сдержанности и консервативности кроя всегда богато украшалось вышивкой и ювелирными изделиями, которые пришивались на грудь в несколько рядов и выполняли функцию оберегов. При ходьбе украшения издавали мелодичный звук и тем самым отгоняли злых духов, которые по преданиям, все время вьются возле молодой женщины, привлеченные ее красотой. Вообще, невесту берегли от злых сил всеми доступными способами: укрывали ее с ног до головы накидками, вплетали в свадебный наряд множество оберегов, от косичек из верблюжьей шерсти до зубов свиньи, украшали руки девушки различными талисманами от сглаза.

Основные свадебные торжества в Туркмении происходят в доме жениха, хотя начинается она, по традиции, в доме невесты, где для праздничной церемонии забивали столько голов скота, сколько планировали забить родители жениха (обычно по 10 голов с каждой стороны).

Рано утром в дом к невесте приходилиее подруги, которые провожая ее, пели веселые песни («еленлер»). Снохи девушки в шуточных песнях обсуждали выдуманные и реальные качества жениха, а родственницы жениха пытались им возразить и расписывали достоинства будущего мужа.

Согласно традициям к приходу за невестой свадебного каравана, ей насильно (шуточно) надевали на голову свадебный халат-накидкупуренжек»). Веселую возню в доме всегда провоцировали снохи с одной и другой сторон, которые и впоследствии играли значительную роль, устонавливая первый контакт между молодоженами и т.д.

Свадебный поезд имел весьма живописный вид: на разряженных верблюдах в специально оборудованных будочках («кедбеже») сидели разодетые женщины, караван окружали мужественные всадники с ружьями. Для невесты бала приготовлена особая кибитка («дик кежебе»), со всех сторон украшенная бахромой, а с шеи ее верблюда свисал колокольчик. Свадебный караван был нагружен подарками для родственников невесты.

Подъехав, процессия останавливалась в полукилометре от деревни и к дому суженной засылали гонцов, роль которых опять же играли снохи. После получения радостного известия, молодую начинали спешно готовить в дорогу.

Наряженную девушку выводили за околицу, где ее уже ждал суженый на лихом коне с красивой сбруей («ала гайыш»), в сопровождении старшего брата. После невесту сажали в предназначенное «кедбеже» и караван уходил в сторону деревни жениха.

На протяжении всей церемонии передачи невесты жениху, снохи, подруги и жители деревни всячески пытались остановить процессию и в качестве откупа получали подарки  - тканые платки или отрезы материи. Самым почетным подарком, считалось получение лоскута, оставшегося после раскроя свадебного платья.

В сопровождении всадников охраны, караван прибывал к дому жениха, где и разворачивались основные гуляния. Для проведения официальной церемонии во дворе сооружался большой помост, на котором молодожены должны были произнести слова торжественной свадебной молитвы, после которой и начиналось основное веселье.

Первое общение молодых происходило тогда, когда жених, окруженный толпой приглашенных, начинал испытывать невесту, заставляя развязать на нем поясной платок, снять сапоги и т.д. Все это девушка должна была проделать вслепую с закрытым лицом. Шуточное мероприятие символизировало дальнейшую безоговорочную покорность молодой жены и исполнение всех прихотей мужа.

После церемонии первого знакомства друзья жениха провожали его на женскую половину к невесте, у дверей комнаты котрой их ждал ожесточенный отпор со стороны женщин. В неравной борьбе, конечно, побеждал жених и отбирал кусочки сахара у бдительных сторожей, что бы в дальнейшем, традиционно, разбросать их у свадебного ложа.

Во дворе полным ходом шло веселье, но молодые уже не принимали в нем никакого участия. Обычно, к свадебным торжествам, если они выпадали на осень (конец сбора урожая) или начало весны (перед севом) приурачивались и народные гуляния, сопровождавшиеся конными скачками, игрой в «козлодрание»(«овлак чапды») или собачьими боями. Среди мужчин на соревнованиях самым желанным призом было выиграть красивый платок – важный атрибут свадебного ритуала, имеющий древнее сакральное значение.

На следующий день в комноту молодой жены приходили женщины, которые одаривали ее подарками и пытались развлечь. Так продолжалось в течение нескольких дней. Жених же таинственным образом исчезал утром, а появлялся только с наступление сумерек.

В один из дней, новая всекровь приводила невестке маленького мальчика, расстилала на полу ватный матрас, покрывала платком, бросала на него подушку и просила молодую на нем попрыгать. Этот обряд символизировал пожелание невестке много сыновей.

Через несколько дней, после брачной ночи молодая жена должна была заменить девичий убор на женский. Как всегда, это мероприятие сопровождалось шуточной борьбой между подругами невесты и  зрелыми женщинами со стороны жениха. Лишь после вмешательства старейшин потасовка прекращалась и девушке заплетали косы, опуская их за спину. На смену девичьей тюбетейке приходил женский головной убор «топбы», а шапочку невесты дарили младшей сестре жениха.

Только после смены наряда молодая жена имела право посетить соседей и односельчан, от которых принимала приглашение на обед.

Особо торжественно обставлялся обряд временного возвращения молодой жены в дом к ее родителям.

Караван с невестой состоял из 3-4 верблюдов и сопровождался родителями жениха, завидев которых отец невесты забивал баранов и начинал готовить угощение новым родственникам. Этот обряд выполнялся в разные сроки после свадьбы (от месяца, до года у разных племен) и считался обязательным. Юную невесту возвращали к родителям, где она и оставалась ждать выплаты всего калыма новоиспеченным мужем, кроме того данный обряд позволял поближе познакомиться родителям молодоженов и соответственно подружиться.

Срок пребывания в отчем доме был для невест различным и напрямую зависел от состоятельности жениха. Эта традиция могла быть нарушена, только в случае беременности молодой женщины. Если жених оказывался неспособным уплатить калым, новые родственники могли взять его в качестве батрака в свое хозяйство («гуйч гиев»).

Поэтому, когда в туркменской семье рождался мальчик, его родители сразу же начинали откладывать деньги, в счет уплаты будущего калыма. В небогатых семьях, где рождались девочки, огромные надежды возлагались на удачное замужество и большой калым, хотя появление сына в семье, по традиции, все равно более желанно.

Если же молодой зять сполна выплачивал калым, отец невесты и зять били по рукам и на другой день вызывали его родственников, которые приезжали за невестой. Зятю-молодцу дарили красный шелковый халатгырмызы дон»), не оставались без подарков и остальные приехавшие.

Обычно после получения красного халата молодой муж, в течение трех дней должен был приходить и здороваться со свекром и свекровью («салама бармак»), которые по традиции угощали его разными яствами и всячески ублажали. Каждый раз, уходя, зять оставлял на скатерти несколько серебряных монет, в знак благодарности. На третий день отец невесты обычно благодарил зятя за внимание и просил больше не беспокоиться. С этого дня приглашения поступали уже от родителей жениха.

Эти традиции очень способствовали укреплению родственных связей между породнившимися семьями.

Сегодня большинство из этих обрядов кануло в лету, но вплетение в канву современной свадебной церемонии некоторых старинных особенностей, имеет важную эмоциональную сторону.  Ведь свадьба это не только веселый праздник и красочный карнавал, свадьба - это надежда на долгую счастливую жизнь. И если древние обряды, хоть на крупицу помогут в этом двум влюбленным, то какими бы пережитками мы с вами их не считали, они, безусловно, имеют право на существование.

.