Дворцы благородной Бухары

Сегодня миллионы туристов, утоляя жажду путешествий, даже не задумываются над тем, что раньше, например, путешествие из Европы в таинственные города Востока Хиву, Бухару и Самарканд занимало несколько месяцев, наполненных тяготами и опасностями долгого пути. Мало того, обычному путешественнику-европейцу, не являвшемуся официальным представителем своего государства, попасть в Хивинское и Бухарское ханства еще в середине 19 века было практически невозможно. Ярким исключением стал венгерский ученый-востоковед Арминий Вамбери, дерзнувший проникнуть в древние города Мавераннахра под видом дервиша через Тегеран, по восточному берегу Каспийского моря. Для этого ему пришлось в совершенстве овладеть языком и обычаями края, хотя он понимал, что рискует головой в случае своего разоблачения. А подвести могла любая мелочь. Однажды, например, его чуть ли не подвела безобидная привычка европейца, слушая музыку, отбивать такт ногой - на Востоке это было не принято. Его вовремя остановил друг-мусульманин. Но риск того стоил. Свое путешествие Вамбери описал в книгах, которые сразу же стали «бестселлерами» и были переведены на многие европейские языки.

Интерес к городам-памятникам древнего зодчества не угасает и поныне. Особое место в их ряду занимает Бухара, или, как ее называли в древности, «Бухара-и-Шариф» - «благородная и священная». Великие поэты Востока 9-10 веков Рудаки, Дакики, Фирдоуси посвящали ей свои поэмы.

Самый древний памятник Бухары - Арк. Можно только догадываться, сколько тайн скрывают его взметнувшиеся ввысь стены, какие драматические события разворачивались здесь, словно на арене гигантского театра, сколько правителей, жестоких и справедливых, воинственных и миролюбивых, невежественных и образованных, веками вершили отсюда судьбы миллионов людей и целых государств.

Археологи относят время строительства цитадели к 3 веку до нашей эры. Легенда связывает возведение крепости с именем эпического героя Сиявуша – сына иранского царя, который прибыл в Бухару и женился на дочери местного правителя Афросиабаю Сиявуш решил увековечить память о себе, построив в Бухаре крепость. По легенде, Афросиаб дал ему разрешение на строительство здания лишь на условии, что оно сможет разместиться на площади, равной шкуре одного барана. Хитроумный юноша разрезал шкуру на тончайшие полосы и полученной из них длинной нитью обозначил периметр будущей крепости. Надо сказать, что этот мотив довольно часто встречается в узбекском фольклоре. Точно так же Пахлаван Махмуд, богатырь и святой покровитель Хивы, вывел из индийского плена десятки своих земляков, опоясав их веревкой из разрезанной шкуры барана.

Цитадель за долгие века не раз превращалась в руины и снова восстанавливалась. Одна из легенд гласит, что разрушения прекратились, когда крепость по совету мудрейших была выстроена в форме созвездия Большой Медведицы.

Основание цитадели в плане действительно имеет форму неправильного четырехугольника, вытянутого с запада на восток. Длина стен Арка 789,6 метра.

Цитадель как символ власти и неприступности, много веков служившая резиденцией бухарских правителей, до сих пор впечатляет своим величием. Высота крепостных стен достигает 20 метров. Однако стены в обычном нашем понимании вовсе не являются стенами, они поддерживают искусственно возведенный холм, на котором когда-то размещался целый город с дворцом, мечетью, медресе, площадью, жилыми, административными и хозяйственными постройками. В эпоху Саманидов (9-10 века) во дворце эмира находилась библиотека с большим количеством манускриптов по богословию, различным наукам и, возможно, светской литературой. Восток известен своей любовью к поэзии.

В городе проживало до трех тысяч жителей. Обычно это были жены и дети эмира, его мать, наложницы гарема, многочисленные родственники, а также первый министр и начальник тайной полиции со своими домочадцами. Здесь под особым присмотром находились и братья эмира, его дяди со своими семьями и прислугой.

В 20-х годах прошлого века северо-восточная часть Арка, где находился гарем и жилые здания, связанные между собой проходами, была разрушена. По свидетельству современников, это были очень красивые помещения, каждое со своей оригинальной отделкой. Здесь же было небольшое медресе, баня, колодец с питьевой водой.

До наших дней сохранились мечеть Джами (15 век), зал приемов эмира, а также его покои и площадь приветствий.

Каждый входящий в Арк проходит через длинный и темный коридор, тянущийся от главных ворот цитадели. Вдоль коридора расположены помещения, где раньше хранилась вода и песок на случай пожара, а также камера для осужденных. На одной из стен висела огромная плеть – символ неограниченной власти эмира.

Коридор выводит к подножию мечети Джами. В здании мечети сегодня расположена экспозиция древних рукописей. Узкая улочка слева от мечети ведет до места, называемого Чор-Су. Это перекресток четырех дорог. Отсюда можно попасть в зал приемов эмира, более похожий на небольшую площадь, с трех сторон окруженную айванами, кровлю которых поддерживают резные деревянные колонны. С правой стороны от входа, в полуподвале, расположен монетный двор. Напротив входа – тронное место, где восседал правитель Бухары, принимая важных гостей государства. Зал приемов заполняли пышно одетые придворные. Можно себе представить, как сияло золотом их убранство, как пружинили под ногами изумительной красоты ковры: царственный бухарский двор всегда отличался особой роскошью.

Доступ в зал приемов имели лишь избранные – рабы и прислуга не могли увидеть происходящее там даже краем глаза. Вход изнутри до сих пор загораживает наподобие ширмы массивная стена. Дело в том что ни придворные, ни гости эмира под страхом смерти не могли повернуться к правителю спиной. Они могли только пятиться назад, пока не упирались в эту стену и, лишь обойдя ее, могли повернуться лицом к выходу.

Любопытная деталь. Вход в монетный двор эмира сторожит необычный каменный лев. Скульптура, выполненная ровно сто лет назад резчиком по камню Абдурахимом Турдыевым, весьма отдаленно напоминает царя зверей. Объясняется это тем, что при ее создании мастер имел перед собой лишь «словесный портрет» животного. Еще два таких льва охраняют вход в Ситораи Мохи-Коса – летний дворец, построенный последним бухарским эмиром Алимханом.

Напротив зала приемов находится площадь приветствий. На этой небольшой по размерам площади каждое утро собирались придворные, чтобы поприветствовать правителя, который появлялся на балконе, примыкающем к его покоям. Этот балкон не сохранился. В самих же покоях эмира, тоже весьма скромных по размерам, сегодня расположена музейная экспозиция.

На площади приветствий находилась конюшня эмира со знаменитыми ахалтекинскими скакунами. Надо сказать, что въехать в Арк на коне имел право лишь эмир. В редких случаях правитель мог оказать особую милость и пожаловать такое право особо отличившемуся из своих подданных. Один раз в неделю на площадь приветствий привозили свои лучшие товары купцы, прибывающие в Бухару со всех концов света.

На противоположной от царской конюшни стороне площади, прямо над главными воротами Арка, расположена крытая терраса, откуда барабанщики созывали народ на праздники и публичные казни, которые проводились у подножия цитадели на примыкающей к ней площади Регистан (т.е. насыпной площади, «рег» - «песок», Регистан – обычное название площадей в Центральной Азии). Говорят, что бой барабанов был слышен далеко в окрестностях Бухары. Еще в начале 20 век на этой площади шумел красочный восточный базар, проводились состязания борцов, выступления канатоходцев.

Обитатели Арка могли видеть все происходящее на площади со стен цитадели. Сам эмир располагался на возвышающемся над Регистаном балконе, куда выходил прямо из своих покоев. Его жены могли наблюдать за зрелищем только через решетчатые окна башен над воротами Арка.

 

.