Даха, махалли и мавзе Ташкента

Планирование города

В прежние времена крепостная стена и некоторые городские ворота были открыты лишь в определенное время. Плата при вхождении обязательно предусматривалась. В центре азиатских городов была площадь, которая называлась Чорсу (четыре воды). На площади громко зачитывались указы хана и суровые решения казиев (судей), относительно неплательщиков. На центральных площадях устраивались праздники, где бойко осуществлялась торговля. Улицы, ведущие к городским воротам, выходили из площади. Между улицами были настоящие лабиринты небольших и узких улиц с многочисленными проходами и тупиками.

Так дахи были сформированы между большими улицами. В каждом дахе был свой отдельный казий (судья) и один мингбоши (тысячник). Дахи были разделены на махаллинские блоки и гузары (в Хиве они назывались илят). Старейшины махаллей «аксакалы» были во главе этих дах. Таким образом, махалля - минимальная административная единица поселения.

Ташкент делился на 4 дахи (части): Бешегоч, Кукча, Себзар и Шейхонтохур. Эти названия могут все еще быть обнаружены на городской карте. Число махаллей постоянно изменялось. Так в середине 19-го столетия было 48 махаллей в Шейхонтохуре, 38 в Себзаре, 32 в Бешегоче, 31 в Кукче.. Махалли также отличались своими размерами и количеством домов и хозяйств. Например, Окмасжид (Белый дом) махалля в Шейхонтохуре насчитывала свыше 400 домов, махалля Чувалачи ( путаник?...) на Себзаре - свыше 100 домов, махалля Самарканд Дарбаза (Самаркандские ворота) даха Бешегоч – 50 домов.

С течением времени, каждая махалля расширяется и делится на две или более меньших махалли. В потоке этого постоянного процесса не всегда возможно сохранить производственную направленность махалли. Иногда супружеские пары создавались из молодых людей, проживающих в разных махаллях, занимающихся разными ремеслами. Также возникали махалли, основанные на принципах гражданства. Из двух-трех семейств разрастались большие махалли, которые в последствии стали называться: таджикские, иранские, еврейские и многие другие.

Названия махаллей

Молодежь вступает в брак и строит свои дома, но из-за недостаточного пространства, молодые семьи отправляются на свободные земли и строят свои дома там. Так появлялись махалли, в названия которых включали слово «янги» (новый).

Другая причина разбиения махаллей - экономика. В силу того, что праздники (этнические, религиозные, семейные и другие), отмечать вместе экономически выгоднее, в каждой махалле строится большая чайхона (чайная) похожая на банкетный зал. В наши дни этой традиции придерживаются многие махалли.

Встречаются названия махаллей, отражающие замечательные события в жизни города. Махалля Жангох (Место Борьбы) называется так из-за событий 18-го столетия. В то время было 4 хокима (правителя) в Ташкенте, из которых один был из Шейхонтохура, сразивший всех приверженцев других хокимов. Между прочим, правление хокимов Ташкента было закончено именно этой борьбой. А система хокимиятов возродилась значительно позже, только в 90-е годы ХХ столетия.

Другие большие группы махаллей содержат в своих наименованиях имена исторических личностей, например Чигатай. Чигатай был одним из сыновей Чингизхана, который помимо территории современной Ташкентской области, владел землями на востоке Узбекистана.Его правление было отмечено относительным спокойствием в политическом и экономическом аспектах. В Ташкенте махалля Чигатай известна своими шашлыки. Она расположена в Старогородской части города (ориентир - станция метро «Тинчлик» -Мир). Во многих дворах Вас накормят восхитительными супами, салатами и шашлыками - Вы просто должны знать в каком. В этом округе есть ресторан Чигатай с интересным интерьером. А пиво «Чигатай» варится там же. 

В названиях некоторых махаллей отражалась классовость общества. Махалля Бойкуча (Байская улица) была названа так, потому что обычно заселялась сыновьями крупных землевладельцев - баев-богачей.

Отдельная группа махаллей отражает специфичность архитектуры. Махалля Баланд мечеть (Высокая мечеть) отличалась от других своей высокой мечетью; махалля Пушти хаммом расположена за баней (хаммом - баня); махалля Пушти бог была расположена за садом (бог - сад); в махалле Олмазор (Яблоневый сад) когда-то росли огромные яблони (олма - яблоко, зор - сад).

Многие махалли были разрушены, многие построены заново (после землетрясения в Tашкенте в 1966 году). Новые многоэтажные здания сохранили свои махаллинские названия, (например, массив Караташ (Черный камень) недалеко от станции метро Бунедкор (Созидатель) и массив Бешегоч (Пять деревьев). А махали Корегди (Снег пошел) и Хадра (…….) исчезли с карты Ташкента. Стадион Пахтакор (Хлопкороб) и здание Цирка теперь находятся на их месте.

Образ жизни в махалле.

Завоеватели приходили и уходили, уклад жизни в городе менялся, но махалля оставалась неизменной по своей сути. Она представляла обособленный мир с традиционной деятельностью, обычаями и церемониями, мир узких улиц и тупиков, в котором два осла едва могли бы разойтись.

Каждая махалля имеет центральный гузар (общественный центр) с мечетью и школой, чайхону (чайную) и хауз ( небольшой четырехугольный пруд с деревьями, посаженными вокруг него). Хауз служил единственным источником питьевой воды для всего населения махалли. Вода в нем менялась не чаще одного раза в месяц.

Хауз чистился также редко. Два раза в год вода спускалась, ил и суглинок вычерпывались, что конечно, способствовало возникновению эпидемий. Бакалейщики располагались неподалеку так, что купить новвой нон (плоские лепешки), курт (шарики из сухого творога), носвой (порошковую смесь табака и извести) не представляло большого труда. Носвой восточные мужчины закладывали под язык (женщины очень редко имели эту привычку). Здесь также были парикмахерские и небольшие мастерские для ремонта обуви , медных горшков и сковород. Мечеть выделялась из других построек своими стенами из жженого кирпича. Все другие дома, за исключением домов богачей, были построены из самодельных глиняных кирпичей. Для получения этих кирпичей глина смешивалась с рубленой соломой и водой. Из смеси формировались кирпичи, которые высушивались на солнце. Каждую весну зеленые ростки проростали и некоторые крыши были полностью заросшими. Вы не сможете больше увидеть эти постройки в городе. Они остались только в кишлаках (деревнях). Для строительства нового дома мужчины обычно собирались на хашар (бесплатную добровольную работу), на которую каждый приходил на пару часов помочь соседу в кладке кирпичей , разбора развалин и строительства дома. 

Старики «аксакалы» (белобородые) утром после молитвы занимали свои места в чайхонах, молодые мужчины шли на работу, мальчики скакали на палках по улицам, играли в ошики (ошики – суставные овечьи кости, полости которых залиты свинцом). Требовалось ударить по ним с определенного расстояния. Получивший наибольшее число попаданий выигрывал лянги (лянга – обрезок овечьей кожи с шерстью с прикрепленной монетой или кусочком металла). Лянгу требовалось подбросить скрещенной ступней ноги как можно большее количество раз. Лет двадцать назад в ошик и лянгу играли в городах, но теперь увидеть эти игры можно очень редко. 

Девушки и их матери оставались дома хозяйничать, подметать и увлажнять пол, стегать одеяла, вышивать тюбетейки (национальные шапочки), готовить еду, приносить воду, варить варенье из фруктов, чистить глиняную посуду, и т.п..

На праздники мужчины шли в один из домов на утренний плов (в 5-6 часов утра), а вечером женщины собирались на посиделки. Они приносили печеное в больших тазах (тогорах), накрытых чистыми скатертями «дастарханами» для праздничного стола. В наши дни также можно встретить хорошо одетую женщину с тогорой. 

Некоторые строгие обычаи сохранились и по сей день. Девушка, готовящаяся выйти замуж, или молодая невеста появлялась подметать двор или площадку перед воротами с первыми лучами солнца. Грязные дворы означали: либо хозяйка дома больна, либо там проживают ленивые женщины. Жизнь в городских квартирах освободила многих от этой необходимости, но и в наше время иногда можно видеть молодую женщину, подметающую около многоэтажного дома. Чаще это означает, что в этом семействе свадьба была отпразднована недавно и невеста прибыла из небольшого города, где этот обычай сохранился. Прогуливаясь по махалле, Вы заметите, что все дети и прохожие приветствуют Вас. Без чьего-либо совета, Вы почувствуете необходимость ответить на приветствие. А это и есть добрый обычай махали. Захочется сказать что-то приятное этим чумазым улыбающимся детям. Наличие дома обеспечивает человеку соответствующий статус и уважительное отношение. Эти нормы человеческих отношений формировались в течении столетий.

Махалля сегодня

В настоящее время созданы махаллинские комитеты из уважаемых граждан, решающие вопросы распределения благ среди бедных и многодетных семейств и организующие помощь в традиционных семейных праздниках (распределение столов, стульев, фаянсовой посуды, покрывал). Многие комитеты создали для подростков, ремонтные мастерские, цеха, студии, клубы по интересам.

Как и десятилетия тому назад в махаллях есть чистые улицы с арыками (небольшие оросительные канавы) с фруктовыми деревьями, которые весной обильно усыпают землю белыми и розовыми лепестками, а летом - небольшими фруктами вишен, абрикосов, яблок. Фрукты обычно не собирают с деревьев, а оставляют детям.

Даха Бешегоч

Бешегоч в переводе с тюркского означает пять деревьев. Из письменных источников известно, что он имел название даха Занги-ота. Эта даха имела трое ворот (Самарканд, Камолон и Бешегоч), пять больших медресе, 75 мечетей, 76 махаллей и 36 мавзес (земельные участки махаллей за пределами города). Древняя главная улица называлась Бешегоч, теперь эта улица почти исчезла. В 1903 году первый конный трамвай начал действовать на этой улице, а с 1913 года - электрический трамвай. Главная площадь - Бешегоч. В даха было медресе Мухаммадкарихоли (которое было разрушено в 1924 году) и на его месте теперь построен Республиканский дворец школьников, а медресе Халимтой находилось на месте нынешнего Национального парка имени Алишера Навои. Медресе Абулкасыма близ Национального парка, медресе Кукельдаш и Ходжи Ахрор также находились в этой дахе.

Площадь Бешегоч. До 1972 года она называлась Беруни, до 1986 года площадью Бешегоч и до 1991 года Комсомольской площадью. Улицы Фурката, Бобура, Тураб Тулы (бывшая 9 января) и Олмазор сходились здесь. Площадь находится вблизи Национального парка Узбекистана. 

В 70-е годы XIX столетия оборонительная стена города на этой площади была разрушена и место было переименовано в площадь Бешегоч. В 30-е годы последующего столетия медресе Халимтой, стоявшее на месте входных ворот Национального парка было разрушено. На месте старых кирпичных дворов были созданы искусственные озера и национальный парк. В 1935 году здесь был создан базар Бешегоч. В 1943 году был построен театр Мукими на месте, где пересекались улицы Олмазор и Арпапая. 

Махалли, мавзы и памятники

Камолон считается одной из старейших махаллей в даха. Она граничила с махаллями Дархон, Ишонгузар, Янгимахалля, воротами Самарканд и махаллей Гулистан. Двумя основными улицами в махалле были Худжакуча и Фуркат. Кладбище Камолон находится на территории нынешней махалли и посреди кладбища стоит архитектурный памятник замок Ходжа Аламбардор.

Сады и огороды жителей махали находились в мавзы Новза, Домбробад, Казирабад, Конкуз. Махалля прежде называлась «Камолонгарон» (что означало «изготовители стрел»), а позже стала называться «Камолон». 

Стрелы, сделанные ташкентскими мастерами, были известны на всем Востоке как «Камони Шоший» (Стрелы из Ташкента). Например, в своей книге «Бабурнома» Захириддин Мухаммад Бабур писал: «Слава мастеров-изготовителей стрел распространилась по всему региону. Они изготавливали очень хорошие стрелы как с перьями, так и без перьев птиц». В те давние времена искусство изготовления стрел для лука очень уважалось. 

Согласно легендам, император Кутейба Ибн Абу Муслим и его приближенные для распространения Ислама, вошли в начале VIII столетия на территорию Шаша. Часть грамотных людей из его группы поселилась в том месте Ташкента, которое теперь называется махалля Камолон. Есть мнение, что Камолон происходит от «комилары» «грамотные люди» ( узбекский язык). Ворота Хиебон (проспект), упомянутые в книге Мухамада Салиха «Новая история Ташкента» и в некоторых русских письменных источниках, были названы воротами Камолон. 

Храм Худжа Аламбардор расположен на кладбище Худжа Аламбардор около ворот Камолон. Согласно легенде, храм был построен в честь Худжи Аламбардора- распространителя Ислама и соратника по оружию Имама Абу Бакра Мухаммада ибн Али ибн Исмоила ал Каффол аш Шоши , который умер приблизительно тысячу лет тому назад. Знаменосцы Ислама очень уважались и ценились. Этот храм был построен на его могиле за воротами Камолон в XVIII столетии.

Самаркандские ворота - одна из старейших махаллей в даха. Она граничила с Зангиота, Чакар, Захарык и Камолон. Одни из 12 ворот города дали свое имя этой махалле. В период Независимости была завершена символическая реконструкция ворот с учетом движения современного транспорта. Основатель школы узбекского романа Абдулла Кадыри жил в этой махалле . Дорога, которую караваны выбирали на Самарканд, начиналась из этой махалли.

Арпапая. Территория к востоку от махалли Чакар была названа «Арпапая» ( места у подножия канавы). Поскольку эта местность города была холмистая, махали были известны среди ташкентцев как Aрпапая В настоящее время улица, начинающаяся от театра Мукими, сохранила название Арпапая.

Махалля Сузукота. Наименоване связано с Сузук ота Мустафокули (1140-1217). Он был внуком Гавхари Хужтож Худжа Ахмад Яссави. Он родился в Сайраме (Казахстан). В детстве, когда он поступал на работу к Ахмаду Яссави, дед сказало ему: «Добро пожаловать, мой дорогой внук (по-узбекски сузугим)». С тех пор его ближайшие друзья стали называть Мустафокули именем Сузук. Когда он вырос, то поселился между Чукур куприк, Мирлар и Чакар махаллями даха Бешегоч по рекомендации своего отца.

Сузук ота был духовным учителем кустарей, которые обучали своих сограждан честному труду. После его смерти махалля кустарей становится известной как махалля Сузук ота. 

Махалля Иски Урда. (махалля Старая крепость). В соответствии с записями археологических открытий в XV-XVI столетиях Ташкент расширялся к югу на Бешегоч и на восток к Шейхонтохуру. В течении этого периода появилась новая урда (крепость) между махаллями Каратош (Черный камень) и Олмазор (Яблоневый сад) красиво разработанная часть города. 

Город был окружен новыми стенами. В начале XVII столетия хан Бухары полностью разрушил город и урду. В XIX веке ей было дано имя Иски Урда (старая Урда). Часть руин Иски Урды теперь сохранена как купальня Каратош во дворе Колледжа Искусства имени Бенькова. 

Купальня Караташ. Архитектурный памятник XV-XVI столетий был обнаружен в 1981 году археологической экспедицией. Ее помещения: приемная, внутренние комнаты, основные комнаты построены в соответствии с образцами восточных купален. Стены оштукатурены, а карнизы украшены орнаментированными изразцами. Купальня Караташ входила в комплекс Урда и была создана для людей высокого общественного статуса.

На Востоке, особенно в Ташкенте, основное предпочтение было отдано построению купален. В средние века купальни для высшего класса были устроены на территории Урды, а для среднего класса они были устроены в гражданских местах. В 1865 году в Ташкенте было 8 купален. На месте отеля Чорсу была купальня Бадалмат (по имени владельца купальни), на месте музея Природы была женская купальня (Пушти хамом), вдоль потока Кайкабус была купальня иранца Мухаммадкула, купальня Урда в махалле Кашгар (была расположена за кафе Анхор, функционировавшим до землетрясения 1966), баня Мухаммадкаримходжи была расположена за медресе Кукельдаш вдоль потока Джнгоб, баня Отабая располагалась на улице Иски Намозгох в Чорсу (все еще функционирует сегодня). 

Чакар. Знаменитые махали и гузары Чакар. В современном Ташкенте есть два места, в которых наименование и место Чакар отчетливо сохранены. Одно находится в высшей точке Чигатая (теперь Фароби), окруженное глубокими канавами. Второе – на улице, соединяющей Чорсу и Бешегоч. Существуют легенды, что имя Чакар как-то связано с племенем «Цакар». Исторические факты подтверждают, что племя Цакар у монголов действительно существовало. Одно из племен туркмен также называлось Чакар. Согласно археологическим раскопкам, произведенным вдоль Ташкентского метро поблизости от станции Бунедкор, и подтвержденными материально-культурными остатками, относящихся к XIV-XVI столетиям, солдатский замок раннего средневековья, называвшийся Чокардиза, был расположен северо-западнее Дворца Истиклол (Независимость). Махалля, возникшая на этом иесте, была названа Чакар.

Янги махалля (Новая махалля). Это махалля была окружена махаллями Камолон, Чарккамолон, Бешегоч, около канала Бурджар. Выдающийся поэт Хабиби жил в этой махалле. Она считалась одной из важных махаллей даха Бешегоч. Улица, проходящая через нее, была также названа «Янги махалля» (новая махалля). В 1850 году на этой улице было построенo медресе Абулкасым, позже к юго-востоку была построена баня с куполами, а к северу деревянная мечеть с тремя комнатами (известна как «Егоч мажид» - деревянная мечеть). Красивый дом Абулкасыма, декоративный дом его сына Бокихона и комфортабельный дом его внука были построены севернее. До 1975 года эти дома были использованы как областной институт повышения квалификации учителей.

Когда судья Бокихон был назначен главным судьей города, жители махалли попросили его открыть новые дополнительные ворота, ведущие к летним виллам. Охрана этих ворот была поручена людям, живущим в этой махалле. Так появилась Янги махалля (Новая махалля).

Медресе Абулкасим. Это медресе считается одним из самых крупных архитектурных памятников даха Бешегоч, вобравшим многолетний опыт, успехи и традиции архитектуры средних веков. Оно было построено в гармонии с Муйи Муборак хонако Абулкасым ишон. Несмотря на свою новизну, медресе Абулкасыма - одно из наиболее впечатляющих исторических зданий города. Отражение древней архитектуры- медресе Абулкасыма соседствует в контрасте с современным проектом Дворца Истиклол (Независимость) с обширной площадью и монументальными жилыми зданиями.

Медресе Абулкасыма - памятник Абулкасымхану, который считался большим интеллектуалом своего времени. Он отмечен Н.Остроумовым в этнологическом материале от 1908 "среди наиболее честных резидентов Ташкента, который пользовался широкой популярностью не только в Ташкенте, но также в окрестностях». Он потратил около тридцати тысячи рублей для строительства медресе и ежегодно оплачивал образование 150 человек. Абулкасымхан умер в 1892 году во время вспышки холеры.

Хонакойи Муйи Муборак - часть архитектурного комплекса, основананного в 1820 году при жизни отца Абулкасыма. В 1855 году, в соответствии с древними традициями средневековой архитектуры, Хонакойи Муйи Муборак был присоединен к зданию медресе. Основной фассад был реконструирован из своего первоначального одноэтажного вида в двухэтажный. Несколько лет спустя, двухкупольная баня была присоединена к юго-восточной части и деревянная мечеть была добавлена к северной части. Основной фасад выходил на небольшую площадь с фонтаном. Небольшое кладбище было расположено в южной части медресе. Типичный средневековый архитектурный комплекс был сформирован. Во дворе медресе был устроен водный бассейн с куполами над ним, который был назван «сардоба»» (сард- холод, об – вода по-персидски). Купальня и сардоба функционировали до 1940-х годов, затем они были уничтожены. Фундаменты построек были раскрыты во время археологических раскопок, впоследствии они были восстановлены.

Медресе имело разные имена: Караван ишон, Мадина Кузи Абулкасым шейх, Абклкасым ишон, позже оно было названо Янги махалля по наименованию улицы, где было расположено. Согласно старым документам медресе было повреждено во время землетрясений, существенно пострадало от Чаткальского землетрясения 1946 года. Портал основного входа, второй этаж и башни, украшенные уличными фонарями, почти полностью были уничтожены. Это медресе имело большое значение для планирования города и для выделения исторического и архитектурного фона Ташкента. Оно прямоугольной формы (55 м х 46 м) с внутренним двором (22м x 28м). Построенное из жженых кирпичей, оно должно было доминировать над соседними строениями. Основной восточный фасад был двухэтажным и украшен нишами разной глубины. Дарсхона (Лекционный зал) и мечеть располагаются слева и справа от основного входа. Они - прямоугольной формы и покрыты куполами.

В прошлом медресе считалось одним из наилучших образовательных учреждений города. Оно также принимало на обучение детей других национальностей: казахов, киргизов, татар и других. Они изучали ислам, шариат, а также литературу, математику, арабскую и персидскую грамматику, геометрию, астрономию и этику. 

От двух до пяти учащихся жили вместе в каждой из ста худжр (комнат). Каждая худжра имела прихожую, умывальную, место для еды, очаг для кулинарии и полку для хранения. Учителя и персонал жили в отдельных комнатах. Обучение около двухсот учащихся проводилось в три этапа: первичный, средний и высокий. Уроки велись на узбекском, арабском и персидском языках.

Медресе - не только уникальный архитектурный памятник, оно имеет культурное и историческое значение. Знаменитый узбекский писатель Абдулла Кодыри изучал арабский и персидский языки здесь.

Махалля Зенгиота граничила с махаллями Сузук ота, Чакар, Чукур куприк, Захарык. Храм Худжа Нуриддин, архитектурный памятник XVI столетия сохранен в этой махалле. Это наименование древняя махалля получила много столетий тому назад в честь честного человека- учителя пастухов- Зенгиота. Дата рождения Зенгиота неизвестна. По некоторым источникам он родился и жил в Ташкенте и являлся духовным учителем Ахмада Яссави. За черный цвет кожи люди называли его «Зенги (черный по-узбекски)из рода Арслонбоба Ишон. Он был сторонником «тасаввуфф тарикат» (исламская секта). Умер Зенгиота в 1258 году. Его могила находится в деревне Зенгиота. Захоронения Зеннгиота и его жены Анбарбиби стали большими почитаемыми усыпальницами.

Махалля Чорсу - древнейшая махалля Бешегоча была сформирована в XI столетии. Она граничила с махаллями Тиканлимазар и Чукуркишлок. Дороги из каждых ворот города вели к этой махалле. Позже в XVI столетии медресе Кукульдаш была построена здесь (С 1959 года это была площадь Ахунбабаева). В настоящее время махалля Чорсу расположена между Самарканд-дарбаза, улицей Бешегоч и проспектами Беруни и Алишера Навои.

Согласно точие зрения историка Суюна Кораева, Чорсу - древнее слово пришло из античной зароастрийской книги «Авеста» как «Човурсуг», что означает базар. Позже это слово трансформировалось «Чокарсу» и «Чорсу». По персидским источникам это слово звучит как «Чахорбозор» - «Чорбозор». Слово «сук» по-арабски тоже означает «базар». В средние века место, где две улицы пересекались, тоже называли «Чорсу». Традиционно это было место, где были расположены торговые купола и мастерские ремесленников.

Эта махалля была важной из-за наличия знаменитого источника Уккоша и бани Бадамбат которая была самой большой и наиболее медицински полезной (Теперь здесь расположены отель «Чорсу» и сопортивный центр «Джар»). Так как вода Уккоша была лечебной, были доступны специальное укрытие и питьевые чашки. В жаркие летние дни продавцы воды, доставлявшие ее в кожаных мешках, продавали на базаре Чорсу воду из этого источника. В 1451 году Худжа Ахрор построил соборную мечеть. По пятницам и в праздники молитвы, религиозные лекции устраивались в этой мечети. За годы Независимости на месте старой полуразвалившейся была построена новая соборная мечеть 

В 1454 году Худжа Ахрор построил медресе напротив соборной мечети. В 1460 году, когда Абдурахман Джами, учитель Алишера Навои, прибыл в Ташкент, он жил в одном из помещений этого медресе и пил воду из источника Уккоша. В 1954 году после того как строение простояло 500 лет, оно было разрушено. 

Медресе Кукельдаш. Слово Кукельдаш имело два значения: братство и название должности. Человек, имевший эту должность, был занят разведкой в правлении шаха и тесно был связан с ханами. Один из древних памятников с многовековой историей, созданный руками народных мастеров и расположенный на улице Навои – медресе Кукельдаш. Медресе было построено в XVI столетии во времена правления Дарвешхана- помощника эмира Бухары. Кулбобо Кукульдаш был руководителем строительства этого медресе. Его именем и было оно названо (Ташкент был включен в Бухарский эмират в 1532 году). Это было небольшое медресе, состоявшее из комнат, построенных вокруг судебного двора. По своему декору и цветным орнаментам оно было таким же красивым как медресе Самарканда и Бухары. Но после тяжелых землетрясений внешний фасад постройки был изменен.

В начале XVIII столетия после взаимных феодальных войн медресе пришло в жалкое состояние. В это время оно использовалось как каравансарай. В 1830-31 годы второй этаж медресе Кукельдаш был также поврежден. Хорошо сохранившиеся кирпичи были использованы для строительства нового медресе Бекларбеги. Некоторые кирпичи со второго этажа медресе были использованы для ремонта некоторых частей медресе. Мастера, участвовавшие в восстановлении медресе, сделали на черепице, положенной на верхнюю часть ворот, следующую надпись: «Эта прекрасная постройка была восстановлена в 1846 году хиджры мастером Аваз Мухаммадом, сыном Азима Ялиш».

Памятник был сильно поврежден во время землетрясения 1868 года. В 1902-03 годы верхние части построек были восстановлены на деньги, собранные жителями города. Но рухнувший главный портал не был восстановлен. Две стороны вплоть до базы купола и часть стены круглой формы были выложены новыми кирпичами. На фассаде портала появился красивый полукруглый декор.В начале 1950 года были проведены работы по обновлению памятника. Полные восстановительные работы на медресе были завершены в годы Независимости.

Козиробод –махалля в нынешнем Чиланзарском районе. В XIX веке работа населения для улучшения стен и получения дополнительных дверей из ворот были поддержаны главным судьей города Бокиханом. Большинство чайхан, магазинов и мастерских ремесленников были построены на этой улице по инициативе Иокихон кази (судьи). По словам современников, Абулкасим Бокихон кази сыграл большую роль в создании этой улицы и мавзе.

Домбрабад – название махали в Чиланзарском районе. (Это одно из старейших мест в районе). Согласно легенде, человек по имени Мирсоат работал мясником в гузаре этой махалли. Всякий раз, когда он резал скот, его умственно поврежденный сын играл на барабане. Люди, услышав игру барабана, направлялись в дом Мирсоата, чтобы купить мясо. Говорят, что Мирсаат был толстым подобно барабану. Это - причина того, что название этой махалли произошло от слова « барабан» - домбира.

Чиланзар мавзе - мавзе даха Бешегоч. Прежним историческим названием кладбища Чиланзар в Чиланзарском районе было название кладбище Джилон ота. Храм отца Джилон, датирован XIII.в. н.э. Как повествуют легенды, отец Джилон был человеком, знающим целительные свойства растений. Он вырастил большой сад с чилон (джидой), которая является хорошим средством при кровяном давлении. Возможно Чиланзар берет свое начало от слово « джида- чилон».

Археологические раскопки Чиланзара (IV-XI века). По результатам археологических раскопок оказалось, что на берегу канала Бозсу (ледяная вода), на юго-западе Ташкента, были дворцы, построенные из глиняных блоков и сырцового кирпича, характерные для храма огнепоклонников. Из отчета Тереножкина 1940г следуют выводы, что практика поклонения Огню была очень распространена. И именно для эих целей был возведен храм огнепоклонников. Считается, что это место также было одним из укреплений, расположенных вокруг столицы региона Чач. После захвата Арабским халифатом оно было использовано как место погребения для зароастрийцев. Позже оно было разрушено.

Ансамбль Чопон ота - архитектурный памятник в мавзе Чиланзар даха, включает в себя мечеть, храм и кельи, датированные XVIII столетием. Согласно легендам, этот храм был построен Улугбеком в честь Чопон ата, который руководил рытьем системы каналов для воды из Катартала. Слово Чопон ота означает, " лидер пастухов". 

Сергели мавзе присоединился к территории Ташкента как спутниковый город. В настоящее время это один из больших промышленных районов Ташкента. Главная улица, названная Сергели сформировала основу округа, который начинался в 1966 году. Основная часть округа была прежде Ногайтоштепа (Шоштепа мавзе). Согласно топографическим данным здесь проживало три племени казахов. Племя Сергели было из этого семейства Жуза. Следовательно, один из округов нашего города назван именем племени казахов. 

Ансамбль Хайрабад Ишона ( на улице Катартал)- исторический памятник XVIII-XIX веков. По сведениям стариков махали ишон Хайробод построил храм и мечеть. Мастер по имени Корахуджа руководил строительными работами. Никаких исторических документов о строительстве не сохранилось. Только черепицы фасада кратко упоминают, что Абдукаюм Хайрабад ишон рекомендовал использование этой земли своему сыну в 1626 году. Согласно легенде Хайрабад ишон, который по происхождению был крымским татарином (ногаем), увидел сон, что должен сесть на белого верблюда и пуститься в путешествие по пустынным землям. Там, где верблюд сядет, он должен основать свое поселение. Проснувшись утром, Хайрабад ишон был очень удивлен тому, что белый верблюд уже стоял у его двери. Сев на белого верблюда, он пустился в долгое путешествие, пока верблюд не сел на место, где теперь стоят мечеть и храм. В итоге Хайрабал ишон оросил эту область и построил Курган (замок). Поэтому это место было названо как Ногойкурган (замок крымского татарина).

Ногайкурган мавзе. Это - махалля в районе Сергели. В 20 годы XX столетия татарские парни, которым надоела их многолетняя служба в царской России, сбежали в Ташкент. Через переводчика Азизбекхана Карамышева они обратились к хану с просьбой выделить места под строительство домов. Хан выделил им территорию, называвшуюся Кугайиттепа, которая была на левой стороне реки Салар. Татарские парни так были обрадованы этим любезным жестом хана, что начали возведение нынешнего мавзе Ногайкургана под руководством татарина Муллы Вали. Татары выращивали картофель , томаты и продали их на базарах Tашкента.

Ракат мавзе расположен на территории нынешнего Яккасарайского района. Прежде это было мавзе даха Бешегоч. Большая караванная дорога, ведущая из города на юг, была известна под названием Рахи кат, что означало «караванная дорога , ведущая в город». Мавзе, которая позже стала махаллей, названной Ракат, оказалась вдоль дороги, все еще используемой в настоящее время.

Археологический памятник Шоштепа. Существующие записи говорят, что начало ранних поселений в Ташкенте происходило в течении первого тысячелетия до н.э.. Две с половиной тысячи лет тому назад, часть племен саков или тюрков жила на территории нашей республики. Некоторые из них, имевшие оседлую жизнь основывали поселения. Остатки поселения Шоштепа сохранились на северо-западе Ташкента (На улице Шоштепа округа Сергели) вдоль реки. В Шоштепе имелась очень простая система орошения земли. Они также занимались гончарным делом, ткачеством, резьбой по камню и другими ремеслами: изготавливением рабочих инструментов и охотничьего снаряжения из бронзы. Несомненно, этот процесс можно назвать началом развития урбанизации. В этот период городская культура, названная Юрии, формировалась в долине Шоша. Земли Юри объединяли территории, протянувшиеся от Алая до Ферганы. Также люди, живущие здесь, занимались овцеводством. 

Исходя из фактов археологических раскопок, строительные стили Шоштепа стали ранним городским строительным искусством будущей территории Ташкента III-II столетия до н.э..

Основываясь на археологические открытия, можно утверждать, что жители Шоштепа имели торгово-экономические и культурные связи со странами Великого Шелкового Пути. Среди открытий были гравированная трость, сделанная из слоновой кости, рог носорога с гравюрой императора Парфии и часть рога, использовавшаяся для религиозных церемоний. На археологическом месте выдающиеся ученые-археологи : Н.П. Остроумов в 1896, Г.В.Григорьев в 1934, Н.И.Крашенинников в 1956, и Дадабаев в 1970 годах, провели научно-исследовательские работы. Начиная с 1978 исследования и раскопки проводятся персоналом Ташкентской археологической экспедиции М.И. Филанович и В.И. Спришевского.

Согласно результатам исследований, Шоштепа был старейшим поселением, которое формировало городскую культуру на территории Ташкента, во II-Ш столетиях до н.э. На основе этого посоления появился первый город. 

III-VI в. н.э. были вторым периодом в возрождении Ташкента. А в VII-VIII в. н.э. накануне Арабского нашествия город был уже хорошо развит. После Арабского вторжения город оказался в руинах. В столетия XI-XII жизнь в Ташкенте отчасти была восстановлена, но в XVI в. Город вновь оказался на грани разрушения. Во времена Независимости территория вокруг памятника была улучшена, он был окружен металлической оградой.

КУКЧА ДАХА.

Известен в исторических источниках как даха Шейх Зайниддин. Согласно исследованиям название происходит от слова Кукча «небольшая крепость» по-персидски. Кукча Октепа (белые холмы)- памятник VI-XI в. Жизнь в Октепа продолжалась до X-XI столетий. В 80-е годы Октепа был cрезан до уровня земли. В даха было трое ворот (Сагбан, Чигатай, Кукча), 57 махаллей, 47 мавзе, 60 мечетей и два медресе. Внешние плантации даха были расположены на берегах рек Назарбек, Куксарай и Келес. Одним из важных мест даха был храм Шейх Зайниддин бобо, построенный в 1214 году в деревню Орифон (орифон -дворянин, по-персидски) за пределами ворот Кукча..

Шейх Зайниддин бобо родился в 1164 в городе Багдад. Его отцом был шейх Шахобиддин Абу Хавс Умар ас Сухраварди- лидер багдадских суфиев, выдающийся шейх, человек, который основал школу тасаввуф и Сухравардия тасаввуф тарикат.

Его книги, включая «Авориф ул маориф», были переведены на более чем десять языков мира. Легенды гласят, что Шейх Зайриддин бобо прибыл с отцом благословенным Шейхом Шахобиддином в Ташкент из Багдада и поселился в даха Кукча в ритуальной комнате одного из кладбищ. Он читал лекции населению Ташкента из тасаввуф и содействовал его духовности и просвещению. С течением времени его семья и ученики основали будущее общество Куйи Орифон

Шейх Зайниддин бобо умер в 1259 году в возрасте 95 лет. Он был похоронен в чиллахона (место уединения) кладбище в деревне.

В конце XIV столетия, по приказу Амира Темура, красивый новый мавзолей был построен на его могиле вместо прежних небольших храмов с четырьмя колоннами. Чиллахона внутри храма согласно некоторым историкам использовалась как небольшая обсерватория в свое время. История гласит, что был подземный ход под чиллахоной, который Шейх Зайниддин бобо использовал, чтобы проходить в храм Имама Абубакра Мухаммада Каффаль Шоши.

О НЕКОТОРЫХ МАХАЛЛЯХ И МАВЗЕ.

Махалля Чигатай (Кушчи). Во время правления Амира Темура ответственность за охрану городских ворот была возложена на соседние племена, живущие вокруг ворот. Ремонт ворот также был

.