Лаух – деревянное чудо


Лаух - раздвижная деревянная подставка для книг – одно из самых оригинальных изделий, которое когда – либо создавали узбекские резчики по дереву. Трудно поверить, но эта сложная конструкция изготавливается из куска дерева, без единого гвоздя и без использования клея или шарниров.

Опытные мастера могут изготовить лаух десяти - двенадцати уровней. На такой подставке кроме книг можно разместить карандаши, небольшие свитки бумаги, блокноты, закладки для книг и другие принадлежности для чтения и письма. 

Человеку непросвещенному стоит большего труда даже просто разложить или собрать такую конструкцию. Если с одноуровневой еще можно справиться без посторонней помощи ( и то при условии что вы хотя бы раз видели как это делается ), то многоуровневая подставка может стать настоящей головоломкой. Даже сами мастера тратят много времени : приходится класть лаух на ребро , затем раздвигать и устанавливать отдельные его части в нужном положении, и только потом переворачивать и ставить на стол. Точно так же он складывается обратно.

Известный ташкентский искусствовед Шахалил Шаякубов считает ,что лаух (по – арабски рахле) как подставка для Корана появился примерно в то же время , что и сам Коран. По сравнению с современными книгами ,которые можно без труда держать в руках и перелистывать во время долгой молитвы ,древние священные фолианты были гораздо больше по размеру и намного тяжелее: сотни страниц пергамента , кожаный переплет б часто для прочности окантованный металлическими пластинами . Подставка служила не только для удобства при чтении Корана , но и для более бережного отношения к священной и поистине дорогой книге, которую можно было переносить , не прикасаясь к ней лишний раз руками. 

С течением веков подставка для Корана, конечно , видоизменялась . Мы можем только предполагать , какими были лаухи в древности и из каких материалов изготавливались . изображения деревянных лаухов можно увидеть на старинных миниатюрах. В Самарканде , во дворе мечети Биби Ханым , до сих пор можно увидеть подставку , предназначенного для священного Корана Османа, она была изготовлена из мрамора в начале 15 века по распоряжению Мирзо Улугбека , о чем свидетельствует надпись , высеченная на ее основании.

Долгое время считалось , что секрет изготовления лауха безвозвратно утерян . Но в восьмидесятые годы прошлого столетия сразу несколько мастеров решили возродить этот древний вид резьбы. Одними из первых были Артык Файзуллаев , Зейнал Алимбаев и Акмаль Азларов. Лаухи стали делать в Ташкенте, Коканде, Намангане, Самарканде, Хиве. Ташкентские , кокандские и самаркандские мастера научились делать многоуровневые конструкции. Стоит отметить , что ни один лаух , даже если он ничем не украшен , не повторяет другого, каждый экземпляр уникален.

За пределами Узбекистана , в Сирии, Иране, Ираке, Саудовской Аравии, Индии, , Индонезии и Малайзии, чаще всего можно встретить подставки для книг , представляющие собой просто две перекрещивающиеся доски. Одни богато убраны драгоценными камнями, другие инкрустированы перламутром, украшены лаковой миниатюрой, резьбой по дереву или по слоновой кости. Однако таких подставок для книг, какие делают в Узбекистане нигде больше нет. Даже без украшений лаухи производят довольно сильное впечатление сложностью своего исполнения.

Надо сказать, что не всякий мастер способен сделать лаух, даже если из-под его резца выходят великолепные шкатулки, столики, люстры, ширмы, двери, предметы мебели. Изготовление лауха – высший пилотаж в искусстве резчика. Для этого нужен особый склад ума и виртуозное владение инструментом.

В основе конструкции лауха лежит точный математический расчет, скрупулезная выверенность линий, углов и изгибов. Малейшая неточность движения резца или пилы – и вся работа может пойти насмарку. А допускать этого нельзя, слишком долгую подготовку прошло дерево, прежде чем попасть в руки резчика. Поэтому никакой спешки и суеты. Терпение и спокойствие. 

Для изготовления лауха используются твердые сорта древесины - орех и чинара. Чтобы изделие долгие годы оставалось прочным, не деформировалось и не трескалось, древесина должна быть правильно подготовлена. Древесный узор получается более красивым и четким, если бревна предварительно вымачивают в хаузах или специальных водоемах в течение года. За это время красящие вещества из коры проникают во все мельчайшие поры древесины. Причем чем старше дерево, тем благороднее его оттенки.

Потом изготовленные из этих бревен доски толщиной 50-60 мм укладывают штабелями с обязательным просветом между ними и высушивают в течение 8-10 лет в сухом, темном и хорошо проветриваемом помещении, ежегодно переворачивая.

О готовности древесины мастер узнает по характерному звучанию при постукивании о ее поверхность костяшками пальцев. Когда доска готова, от нее отпиливается брусок нужного размера и начинается таинство рождения лауха.

На горизонтальные и боковые поверхности бруска наносятся параллельные линии – места будущих сквозных прорезов и пропилов, их обычно мастера делают вдвоем (одному сделать лаух практически невозможно).

После того как лаух готов, его тщательно шлифуют и полируют. Эту операцию мастера доверяют своим ученикам.

Иногда готовый лаух, по желанию заказчика, украшается искусной резьбой и покрывается лаком.

Оказывается, у резчиков и мастеров росписи по дереву, как и у музыкантов, существуют свои методы тренировки. На разлинованных страницах – ряды орнамента. Это так называемый простой цветок. Ученик до тех пор рисует этот орнамент, пока при наложении полосок друг на друга все линии не совпадут. Тогда он переходит к следующему… Всего таких орнаментов двенадцать, и каждый последующий сложнее предыдущего… Тут одним альбомом не обойдешься… Зато каков результат!

Со временем у каждого мастера вырабатывается свой неповторимый стиль. Наверное, поэтому резчики по дереву в отличие от других ремесленников не ставят на свои изделия клейма.

Но, несмотря на разнообразие стилей и индивидуальность почерков, узбекскую школу резьбы невозможно перепутать ни с какой другой школой в мире. И самым ярким доказательством тому служит необыкновенный узбекский лаух, который так высоко ценят не только туристы, побывавшие в Узбекистане, но и самые искушенные ценители национальных искусств. 

 

 

.