Абу-л-Касим Фирдоуси

Абу-л-Касим Фирдоуси  Выдающиеся личности в историиМансур, сын Касыма родился между 932 и 940 годами в Паже (Баже) - историческом селение Туса (Персия, восточный Хоросан). Его род принадлежал к сословию помещиков-землевладельцев – дихкан, но после многочисленный междоусобных войн в стране, материальное положение семьи оставляло желать лучшего. Владения рода были небольшие и не приносили ощутимого дохода, поэтому отец Мансура работал садовником во дворце местного амира. Сад был необыкновенно красив и назывался «Фирдоус» ( «райский»), по названию сада все семейство Касыма и получило прозвище - Фирдоуси.
Молодые годы Мансура Фирдоуси выпали на тот период, когда иранская аристократия только что освободилась от арабского господства и начала захватывать власть. На волне местного патриотизма, в стране возрождался интерес к историческим хроникам, национальным преданиям, легендам и мифам.
Садовник амира Касым постарался дать сыну подобающее образование. Так,  доподлинно известно, что Мансур, владел двумя литературными языками Ирана – арабским и персидским, а возможно его знания простирались и на доисламский литературный – пехлеви.
На волне модных тенденций, юный Фирдоуси с упоением занимается народным эпосом, собирает легенды, слушает сказителей, сравнивает мифы и начинает облекать их в стихотворную форму.
К 30-ти годам молодой человек достиг таких вершин знаний, что получил прозвище «хаким» («мудрец») и в Бухару – центр литературы и искусства того времени отправился уже не Мансур, а Хаким Абд-аль-Касым  (сын Касыма) Фирдоуси.
В те времена, Бухара была столицей династии Саманидов, утверждавших, что ведут свой род от древнеиранских царей. В литературных кругах, к которым и принадлежал Фирдоуси, возникла идея создать хроники правления царского рода в стихотворной форме - Книгу ЦарейШах наме»). Поначалу за воплощение этой идеи взялся выдающийся поэт эпохи Дакики и даже написал около 1000 бейтов (двустиший), но был предательски убит, и произведение осталось незавершенным.
По высказываниям самого Фирдоуси, он взялся за незаконченное произведение, когда ему было 35 лет и все написанное Дакики было включено в поэму в память о погибшем  товарище.
В начале материальное положение поэта не вызывало опасений, но в процессе работы, которая длилась почти 30 лет, хозяйство пришло в упадок и семья стала нуждаться, потом умер любимый сын Фирдоуси, и к окончанию поэмы семья была на грани морального и материального краха.
Об этом поэт рассказывает в многочисленных лирических отступлениях, разбросанных по всему повествованию:
Ни дров, ни соленого, ни ячменя –
До жатвы ни зернышка нет у меня.

Потемки, поборы, крутая пора;
От снега земля - костяная гора.
Был мой черед покинуть этот свет
А милый сын ушел во цвете лет.
Но жизненные невзгоды не сломили поэта, он продолжал трудиться - собирал эпос и объединял его в достаны. Поэт возлагал на книгу большие чаяния, надеясь, что труд всей его жизни принесет заслуженные деведенты и обеспечит в старости безбедное существование, почет и уважение.
Однако этим мечтам не суждено было сбыться, к тому времени , когда Фирдоуси закончил работу власть в стране поменялась и никого из его покровителей уже не осталось в живых.  По совету одного из своих друзей он посвящает поэму правящему султану Махмуду Газневиду.
Но султан захватил власть в стране силой и род его берет начало от турецкого раба Саманидов, поэтому он совершенно не вдохновился произведением, одной из основных мыслей которого была передача власти непременно по праву наследования внутри царской династии.
Кроме того, Махмуд, надеявшийся на поддержку мусульманского духовенства и арабского Халифата был просто взбешен, воспеванием старинных доисламских традиций в поэме и ее антиарабским содержанием. Султан, построивший свою власть на подавлении народных выступлений, просто не мог принять народное по своей сути произведение.
Поэма оказалась ненужной новой власти и поэт, надеявшийся на щедрое вознаграждение, вместо этого, получил по его словам, «жалкую подачку».
Чрезвычайно расстроенный таким отношением властьимущих к его детищу, Фирдоуси пишет на султана-обидчика едкую сатиру и бежит в Багдад. Там он, по непроверенным данным приступает к написанию своей второй поэмы - «Юсуф и Зулека» основанной на библейском сюжете об Иосифе Прекрасном и жене Потифара – начальнике стражи фараона. На этот раз поэма была вполне безобидной, посвященная истории романтической любви, она лишь изредка перемежалась этическими и религиозными наставлениями. Получив за нее небольшое вознаграждение, Фирдоуси счел, что преследования султана Махмуда уже прекратились и вернулся  домой.
Однажды султан Махмуд, в одном из своих походов услышал стихи о воинской доблести, которые невероятно взволновали его, решив узнать, кто автор, Махмуд был чрезвычайно поражен, услышав имя Фирдоуси. Султан согласился простить автора и приказал послать тому богатое вознаграждение, но было уже поздно. Как пишут летописи: «…когда караван с подношениями входил в одни ворота города, из других выходила похоронная процессия с бездыханным телом поэта».
Судьба до конца испытывала Фирдоуси, он умер в нищите в своем родном Тусе, но и после смерти его страдания не прекратились. Местное духовенство, заявив, что он еретик не разрешило хоронить его на кладбище, и поэт обрел свой последний приют в собственном саду.
Царские дары, были отвергнуты разгневанной дочерью Фирдоуси, и султан приказал построить на них караван-сарай  в память о поэте на дороге из Нишапура в Мерв.
Огромный труд Фирдоуси «Шах-наме» и особенности его литературного стиля очень скоро стали предметами подражания, однако никто из поэтов, даже близко не смог создать что-либо подобное. Фирдоуси считал, что его великое детище состоит из 60 тыс. бейтов, однако ученые-востоковеды, сегодня насчитывают немногим более 80 тысяч стихотворных строк. Значение Фирдоуси в поэзии было столь велико, а мудрость и этика его строк, столь злободневны, что в свое время его признали «лучшим поэтом в истории ислама».
С конца XIII века «Шах-наме» полностью или частично начинают переводить на другие языки мира, по ее мотивам было создано огромное количество художественных миниатюр иллюстрировавших поэму.
Сегодня, как и много столетий назад, читатель, открыв «Шах-наме», имеет возможность окунуться в мир мифов и сказаний древнего Ирана. Восхититься мудростью и храбростью знаменитого богатыря Рустама, посочувствовать царевичу Сиявушу, узнать в царе-драконе Заххаке собирательный образ вероломных захватчиков, заново пережить полные сказочных чудес походные приключения Искандера (Александра Македонского) и немного погрустить в романтическом эпизоде любви Заля и Рудабе.
Бессмертное произведение, построенное на идее борьбы добра со злом, будет понятно даже непосвященным. И хоть на Востоке говорят, что перевод поэтического произведения – это всего лишь обратная сторона прекрасного ковра, трудно представить себе этот шедевр, если даже его оборотная сторона приводит в восторг.
Поэт был пророком написав:
Я трудился как раб, о государь,
Чтоб обо мне осталась в мире память.
Великолепные строения разрушаются
От дождя и солнечных лучей
Я же воздвиг из стихов величественный дворец,
Которому не повредят ни ветер, ни дождь.
Над этой книгой пройдут года
И тот, кто обладает разумом, будет читать ее.

В 1934 году в честь тысячелетия со дня рождения поэта, на его могиле в Тусе был воздвигнут величественный мавзолей.

.